Хозяйственный спор (Заверение информации с эл.почты, телефона )

Решение


 в окончательной форме изготовлено 26.08.2019

Дело № 2-16/2019

51RS0003-01-2018-003764-15

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

20 августа 2019 года город Мурманск

Ленинский районный суд города Мурманска в составе:

председательствующего судьи Шумиловой Т.Н.,

при секретаре Евлеевой А.Ю.,

с участием представителей истца Дьяконова П.А.,

Марченко О.С.,

представителей ответчика Солдатова В.В.,

Еркиной Е.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Топал ИС к обществу с ограниченной ответственностью «Ленметалстрой» о защите прав потребителя, расторжении договора, взыскании неустойки и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

 

Топал И.С. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Ленметалстрой» (ООО «Ленметалстрой») о защите прав потребителя, расторжении договора, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований указал, что 16.04.2018 между Топал И.С. и ООО «Ленметалстрой» заключен договор подряда №, по которому последний взял на себя обязательство по изготовлению металлических изделий (металлического забора, металлических ворот, калитки, навеса с поликарбонатом) и монтажу металлических изделий в соответствии с требованиями действующих ГОСТов и технических условий на принадлежащем истцу объекте, расположенном по адресу:

<

данные изъяты>, срок выполнения работ – 29.05.2018. В тот же день истец внес предоплату по договору в размере 400 000 рублей. Ответчик принятые на себя обязательства по договору подряда не исполнил, металлический забор и навес с поликарбонатом установлены некачественно, с нарушениями действующих ГОСТ (криво, неустойчиво), а металлические ворота, калитка вообще не установлены. Истец обратился с требованием от 13.08.2018 об устранении недостатков и выполнении работ в срок до 21 августа 2018 года, в установленный срок недостатки ответчиком не устранены. 22 августа 2018 года истец обратился к ответчику с уведомлением о расторжении договора подряда от 16.04.2018. Просит расторгнуть договор подряда № от 16.04.2018, заключенный между Топал И.С. и ООО «Ленметалстрой», взыскать с ответчика в пользу истца денежные средства, уплаченные по договору в размере 400 000 рублей, неустойку в сумме 400 000 рублей, неустойку по договору в размере 40 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей, расходы по уплате юридических услуг в сумме 50 000 рублей, штраф в размере 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя.

Представитель истца в ходе рассмотрения дела заявленные требования уточнил, просил расторгнуть договор подряда № от 16.04.2018, заключенный между Топал И.С. и ООО «Ленметалстрой», взыскать с ответчика неустойку в сумме 400 000 рублей, неустойку по договору в размере 40 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей, расходы по уплате юридических услуг в сумме 50 000 рублей, штраф в размере 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя, взыскать расходы по оплате экспертизы в размере 81 000 рублей.

Определением суда от 06.08.2019 производство по делу в части заявленных требований о взыскании денежных средств, уплаченных по договору подряда № от 16.04.2018 в размере 400 000 рублей, прекращено в связи с принятием судом отказа истца от иска.

Истец в судебное заседание не явился, извещен, просил рассмотреть дело в свое отсутствие.

Представитель истца в судебном заседании на удовлетворении заявленных требований настаивал, пояснил, что работы в части установки забора и навеса приняты истцом. Остальные работы истец вынужден осуществить силами третьих лиц, поскольку истекли все разумные сроки их выполнения. Калитка и ворота были установлены в конце августа 2018 года, так как ответчик уклонился от их изготовления и установки. Также пояснил, что основанием заявленных требований после проведения экспертизы является нарушение сроков выполнения работ по договору подряда, претензий к качеству забора и навеса сторона истца, приняв их, не имеет.

Представители ответчика в судебном заседании возражали против удовлетворения заявленных требований по основаниям, изложенным в письменных возражениях. Пояснили, что истец изначально был поставлен в известность подрядчиком о возможности установки только распашных ворот, что следует из суммы указанной в договоре подряда, откатные ворота ООО «Ленметалстрой» не производит и не устанавливает. Работы по установке забора были начаты в конце мая 2018 года, после того как истец произвел своими силами установку столбов, на которые крепится забор, и были произведены окончательные замеры, вследствие чего размеры забора уменьшились по сравнению с первоначальным коммерческим предложением. Данные столбы были установлены некачественно, на что подрядчиком было указано истцу, последний, тем не менее, настоял на установке забора на данные столбы. Установка забора и не предусмотренного условиями договора поликарбоната была завершена в середине июня 2018 года, после чего подрядчик ожидал заказчика для принятия работ. Заказчик от принятия работ отказался, настаивая, что забор установлен некачественно. Работы не могли быть выполнены в установленный срок по вине самого заказчика, поздно установившего столбы. Также с супругой заказчика Топал Т.П. только 21.05.2018 был согласован в окончательном виде рисунок ворот, что подтверждается нотариальным протоколом осмотра письменных доказательств от 02.08.2019. При этом из рисунка видно, что согласованные ворота являются распашными, а не откатными. Изготовление и монтаж калитки и ворот было приостановлено по просьбе истца, захотевшего поменять дизайн ворот и калитки и установить откатные ворота. Также полагали, что истец злонамеренно отказался от приемки забора, без которого нельзя произвести установку калитки и ворот, впоследствии обратившись к третьим лицам и установив откатные ворота. Указали, что окончательная сумма корректируется из фактически выполненных работ. Отсутствие технического проекта металлоконструкции объясняется тем, что заказчик никак не мог определиться, какие он хочет установить ворота и калитку. Ссылаются на злоупотребление правом со стороны истца. Просили снизить неустойку и штраф в соответствии с положениями статьи 333 ГК РФ.

Третье лицо Топал Т.П. в судебное заседание не явилась, извещена.

Выслушав представителей сторон, допросив свидетелей, исследовав материалы гражданского дела, суд приходит к следующему.

Согласно статье 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу положений статьи 702 указанного кодекса по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (пункт 1).

К отдельным видам договора подряда (бытовой подряд, строительный подряд, подряд на выполнение проектных и изыскательских работ, подрядные работы для государственных нужд) положения, предусмотренные параграфом 1 главы 37, применяются, если иное не установлено правилами данного кодекса об этих видах договоров (пункт 2).

В силу статьи 708 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки). Если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы (пункт 1). Указанные в договоре подряда начальный, конечный и промежуточные сроки выполнения работы могут быть изменены в случаях и в порядке, предусмотренных договором (пункт 2). Указанные в пункте 2 статьи 405 настоящего Кодекса последствия просрочки исполнения наступают при нарушении конечного срока выполнения работы, а также иных установленных договором подряда сроков (пункт 3).

В соответствии со статьей 405 Гражданского кодекса Российской Федерации должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причиненные просрочкой, и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (пункт 1). Если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков (пункт 2). Должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора (пункт 3).

В силу положений статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей), если исполнитель нарушил сроки выполнения работы (оказания услуги) — сроки начала и (или) окончания выполнения работы (оказания услуги) и (или) промежуточные сроки выполнения работы (оказания услуги) или во время выполнения работы (оказания услуги) стало очевидным, что она не будет выполнена в срок, потребитель по своему выбору вправе в том числе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (пункт 1). При отказе от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) исполнитель не вправе требовать возмещения своих затрат, произведенных в процессе выполнения работы (оказания услуги), а также платы за выполненную работу (оказанную услугу), за исключением случая, если потребитель принял выполненную работу (пункт 4). Требования потребителя, установленные пунктом 1 названной статьи, не подлежат удовлетворению, если исполнитель докажет, что нарушение сроков выполнения работы (оказания услуги) произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя (пункт 6).

Судом установлено, что на основании договора купли-продажи объекта недвижимости от 27 июля 2017 года Топал И.С. и Топал Т.П. (покупатели) приобрели в общую долевую собственность по 1\2 доле каждый на праве частной собственности объект недвижимости –

<

данные изъяты> (л.д.60-62).

16 апреля 2018 года между ООО «Ленметалстрой» в лице генерального директора Солдатова В.В. (подрядчик) и Топал И.С. (заказчик) заключен договор подряда №, по условиям которого подрядчик обязуется изготовить и установить по заявке заказчика из своих материалов металлоконструкции в соответствии с условиями настоящего договора и в сроки, указанные в п. 3 настоящего договора, а заказчик обязуется принять их результат и уплатить обусловленную настоящим договором цену (пункт 1.1.)

Подрядчик обязан до начала работ выйти на объект, произвести замеры, оформить технический паспорт металлоконструкции. Технический проект металлоконструкции является неотъемлемой частью настоящего договора. Подрядчик обязуется изготовить и установить на объекте металлоконструкции с надлежащим качеством, в объеме и в сроки, предусмотренные настоящим договором и приложениями к нему, и сдать заказчику в установленный срок (пункт 2.1.1.).

Подрядчик обязан обеспечить производство и качество всех работ в соответствии с требованиями действующих ГОСТов и технических условий с соблюдением норм охраны труда и техники безопасности (2.1.2).

Подрядчик обязан немедленно известить заказчика и до получения от него указаний приостановить работы при обнаружении: возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы, иных обстоятельств, угрожающих годности или прочности результатов выполняемой работы, либо создающих невозможность ее завершения в срок, нарушений нормативов по охране труда и техники безопасности (пункт 2.1.3).

Подрядчик самостоятельно разрабатывает проектную документацию на металлоконструкцию (пункт 2.1.5.)

Заказчик обязан предоставить подрядчику на период действия договора доступ на место проведения работ (пункт 2.2.1). Заказчик обязуется принять выполненные работы в порядке. предусмотренном настоящим договором (пункт 2.2.2.) Заказчик обязуется оплатить выполненные работы в размере, в срок и в порядке, предусмотренные настоящим договором (пункт 2.2.3.).

Если подрядчик не приступает своевременно к исполнению настоящего договора, выполняет работу с существенным нарушением установленных сроков или с ненадлежащим качеством, заказчик вправе расторгнуть договор и потребовать возмещения 100% произведенной оплаты (пункт 2.3.2).

Если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков и при неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования расторгнуть договор и потребовать возмещения 100% оплаченной стоимости работ и неустойки в размере 10% от стоимости работ (пункт 2.3.3.)

Подрядчик имеет право на вознаграждение по результатам своего труда на условиях, предусмотренных настоящим договором. Подрядчик имеет право вносить конструктивные изменения металлоконструкции, в том числе и в части характеристик используемых материалов при условии, что это не повлияет на качество металлоконструкции и предварительно письменно согласовав такие изменения с заказчиком (пункт 2.4).

Работы, предусмотренные настоящим договором, осуществляются подрядчиком в срок 28 рабочих дней после поступления предоплаты в размере 60% от стоимости работ и материалов. В случае выполнения работ по монтажу в условиях открытой местности подрядчик вправе отложить сроки монтажа металлоконструкции при неблагоприятных погодных и\или техногенных условиях до момента, когда условия монтажа будут соответствовать нормам безопасности и охраны труда (пункты 3.1, 3.2).

Общая стоимость подлежащих выполнению работ по изготовлению, доставке и монтажу металлоконструкций составляет 611380 рублей.

До начала работ заказчик оплачивает аванс согласно пункту 3.1 настоящего договора в размере 400000 рублей в течение трех дней со дня подписания договора, оставшиеся денежные средства от стоимости договора заказчик оплачивает с момента приемки работ в соответствии с пунктом 5 настоящего договора. Стоимость работ может быть изменена только по соглашению сторон (раздел 4).

По окончании работ подрядчик сообщает заказчику о готовности результата работ к сдаче (пункт 5.1). По окончании приемки результата выполненных работ стороны подписывают акт приема-передачи выполненных работ (пункт 5.4). в случае немотивированного уклонения заказчика от подписания акта приемки выполненных работ, работы считаются принятыми через три дня после уведомления заказчика об окончании работ (пункт 5.5.) Гарантийный срок устанавливается один год с момента сдачи по акту приема-передачи (пункт 5.7).

В случае нарушения сроков выполнения работ заказчик вправе потребовать уплаты пени в размере 0.1 % от стоимости работ за каждый день просрочки, но не более 10% от оплаченной суммы (пункт 6.5).

В силу пункта 8.2 настоящий договор может быть расторгнут досрочно по письменному соглашению сторон, в иных случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон.

В случае прекращения настоящего договора по основаниям иным, чем указанные в пп. 2.3.2 или 2.3.3 настоящего договора, до приемки заказчиком результата работы, выполненной подрядчиком, заказчик вправе требовать передачи ему результата незавершенной работы с компенсацией подрядчику произведенных работ (пункт 8.3).

Согласно коммерческим предложениям, представленным стороной истца, стоимость договора включает стоимость изготовления металлических изделий, включая забор, ворота, калитку, навес с поликарбонатом, стоимость монтажа забора, калитки, ворота, навеса с поликарбонатом, сваи.

13.08.2018 истцом в адрес ответчика направлена претензия, в которой содержится требование в срок до 21 августа 2018 года выполнить оставшуюся часть работ (изготовить и осуществить монтаж металлических ворот 4 пог.м. калитки 1 пог.м, которая не была выполнена, а также устранить имеющиеся недостатки в выполненных работах по монтажу металлического забора, навеса с поликарбонатом. Указано, что в случае невыполнения данного требования договор подряда будет расторгнут в одностороннем порядке. Также предложено расторгнуть договор по письменному соглашению сторон в случае отказа выполнить оставшуюся часть работ.

Данное уведомление получено ответчиком 23.08.2018.

22.08.2018 истцом в адрес ответчика направлено уведомление о расторжении договора подряда, которое получено ответчиком 27.08.2018 (л.д.18-22, т.1).

11.09.2018 генеральным директором ООО «Ленметалстрой» в адрес истца по электронной почте направлено письмо, в котором указано, что стоимость поликарбоната для секций забора и произведенные работы по его монтажу в договор включены не были, забор и навес были смонтированы в июле месяце. Указано на некачественную подготовку столбов к монтажу секций забора. Изготовление ворот и калитки было приостановлено по инициативе истца Топал И.С., намеревавшегося поменять дизайн ворот и калитки, а также изготовить и установить откатные ворота, пригласив другого подрядчика в нарушение договора. Предложено погасить долг за произведенные работы в размере 180780 рублей, в противном случае компания оставляет за собой право демонтировать секции забора на сумму долга.

По ходатайству стороны истца назначена комплексная строительно-техническая товароведческая экспертиза, производство которой поручено ООО «ЭКЦ «СевЗапЭксперт», по результатам проведения экспертизы сделаны следующие выводы.

При изготовлении и установке (монтажу) металлоконструкции, расположенной в районе жилого дома по адресу:

<

данные изъяты> ответчиком допущены нарушения условий, указанных в коммерческих предложениях ООО «Ленметалстрой» и в договоре подряда № от 16 апреля 2018 года, в том числе отсутствует технический проект металлоконструкции, что является нарушением пункта 2.1.1. договора подряда № от 16 апреля 2018 года. Объемы фактически выполненных ответчиком ООО «Ленметалстрой» работ не соответствуют объемам, указанным в коммерческих предложениях ООО «Ленметалстрой», а именно: вместо изготовления и монтажа забора протяженностью 36 пог.м с количеством секций 11 шт., ворота и калитка ответчиком ООО «Ленметалстрой» не устанавливались, вместо навеса размерами в плане 6.0х6.0 метров изготовлен и смонтирован навес размерами в плане 5.56х6.0 м.

Качество фактически выполненных ответчиком ООО «Ленметалстрой» работ по изготовлению и монтажу металлоконструкций (забора и навеса) соответствуют обязательным для применения в Российской Федерации строительным нормам и правилам (техническим регламентам), в настоящее время отсутствуют какие-либо значительные дефекты, вызывающие необходимость демонтажа смонтированных металлоконструкций либо выполнения ремонтно-восстановительных работ.

Стоимость фактически выполненных ООО «Ленметалстрой» работ по изготовлению и установке (монтажу) металлоконструкции на земельном участке истца Топал И.С. по адресу:

<

данные изъяты> составляет 470 300.17 рублей.

Стоимость по устранению выявленных нарушений условий, указанных в коммерческих предложениях ООО «Ленметалстрой» и в договоре подряда № от 16 апреля 2018 года соответствует стоимости невыполненных ответчиком работ, т.е. разнице между договорной стоимостью работ 611380 рублей и стоимостью фактически выполненных работ по договору № от 16 апреля 2018 года – 470300,17 рублей, что составляет 141 079,83 рублей.

Оснований сомневаться в выводах эксперта у суда не имеется, судебная экспертиза содержит выводы на все поставленные судом вопросы, квалификация экспертов, проводивших осмотр предмета спора, подтверждена представленными в материалы дела документами.

Из показаний свидетеля ФИО2 следует, что он является сыном генерального директора ООО «Ленметалстрой», имеет свою фирму, силами которой осуществлялся монтаж забора и навеса на земельном участке истца. Договор субподряда между ИП ФИО2 и ООО «Ленметалстрой» не заключался, так как обычно они заключают его по итогам выполнения работ и определения окончательной стоимости. Пояснил, что после оформления коммерческого предложения истец своими силами должен был поставить столбы (опоры), к которым крепится забор. Столбы были установлены в середине мая, в конце апреля столбов еще не было. Когда приехали устанавливать забор, оказалось, что крепежи на столбах расположены на разном уровне, на что было указано заказчику, который, тем не менее, настоял на установке забора к данным столбам. Из-за поздней установки столбов подрядчик поздно приступил к монтажу забора, который осуществлялся неделю и был окончен не позднее 12 июня 2019 года. Далее подрядчик ожидал заказчика, который прибыл в конце июня-начале июля 2018 года, и остался недоволен результатами работ, кричал, оскорблял сторону подрядчика, отказался платить, сказав, что все установлено неправильно. Ворота и калитка не были установлены, так как их проект согласовывался с заказчиком уже после установки забора.

Из показаний свидетеля ФИО1 следует, что она работает в ИП ФИО2 бухгалтером. В июне-июле 2018 года она встречалась по рабочим вопросам с ФИО2 по адресу:

<

данные изъяты>. Она осталась в машине, а ФИО2 вышел и осматривал забор, довольно красивый на ее взгляд. Также там был мужчина, по-видимому, заказчик который кричал, кидался на забор и тряс его, сильно возмущался.

Разрешая требования истца в части расторжения договора подряда, суд исходит из того, что работы в части забора и навеса приняты Топал И.С., о чем помимо позиции стороны истца после проведенной судебной экспертизы свидетельствует и эксплуатация данного забора истцом, подтвержденная фотофиксацией объекта по состоянию на 30 апреля 2019 года в ходе судебной экспертизы, а также заказ и установка ворот и калитки к забору силами третьих лиц.

Договором подряда, заключенного между сторонами этапов работ не предусмотрено, все работы должны быть выполнены в срок 28 рабочих дней после поступления предоплаты.

Согласно отметке в договоре подряда № от 16.04.2018 истец внес предоплату в большем размере, чем предусмотрено договором (60% от стоимости работ и материалов) в сумме 400 000 рублей. Данное обстоятельство стороной ответчика не оспаривалось.

Согласно производственному календарю на 2018 год для пятидневной рабочей недели работы должны были осуществлены по 29 мая 2019 года включительно.

Из пояснений сторон, которые в данной части не противоречат друг другу, установлено, что работы изготовлению и монтажу калитки и ворот до настоящего времени стороной ответчика не произведены, исполнение договора подряда в данной части утратило интерес для заказчика, поскольку данные работы осуществлены силами третьих лиц в конце августа 2018 года.

Работы по изготовлению и монтажу забора и навеса окончены 12 июня 2018 года, что подтверждается показаниями свидетеля ФИО2, осуществлявшего непосредственный монтаж забора и навеса, оснований не доверять показаниям свидетеля, предупрежденного об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в данной части суд не усматривает, показания последовательны, согласуются с пояснениями ответчика и не оспорены стороной истца.

Также показания свидетеля согласуются с протоколом осмотра письменных доказательств от 02.08.2019, оформленным нотариусом нотариального округа г.Санкт-Петербурга ФИО3, согласно которым в электронной почте valera.auster@yandex.ru зафиксировано фото забора от 09.07.2018, показаниями свидетеля ФИО1, присутствовавшей на приемке забора заказчиком в конце июня-начале июля 2018 года.

Относимых и допустимых доказательств, что нарушение сроков выполнения работы произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя стороной ответчика в нарушение положений статьи 56 ГПК РФ не представлено.

Условиями договора подряда от 16.04.2018 не предусмотрена обязанность подрядчика приступить к выполнению работ после осуществления заказчиком действий, связанных с установкой столбов, к которым крепится забор, в связи с чем вины потребителя в нарушении срока выполнения всей работы суд не усматривает.

Указание ООО «Ленметалстрой» на согласование дизайна ворот и калитки уже после установки забора не может быть принято во внимание, поскольку подписанным между сторонами договором не предусмотрено выполнение работ по этапам, а именно выполнение работ по изготовлению и монтажу калитки и ворот после установки самого забора.

В силу статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Каких-либо неясностей в части объема работ и сроков их выполнения договор подряда, заключенный между сторонами, не содержит.

Вопреки доводам стороны ответчика злоупотребления правом со стороны истца судом не установлено.

Согласно протоколу осмотра письменных доказательств, оформленному нотариусом нотариального округа г. Санкт-Петербург ФИО3, на мобильном телефоне, предоставленном Солдатовым В.В. обнаружено сообщение в виде графического изображения ворот от абонента ФИО (+№), поступившее 21.05.2018 в 13:38 и текстового сообщения «

<

данные изъяты>».

Данное сообщение направлено с телефона третьего лица Топал Т.П. в пределах срока выполнения работ по договору подряда, свидетельствует о намерении заказчика получить результат выполненных работ и не подтверждает вину потребителя в нарушении сроков выполнения работ.

Представленные письменные пояснения ФИО4 не отвечают требованиям относимости и допустимости доказательств, поскольку в нарушение требований статей 176-178 ГПК РФ данное лицо в ходе рассмотрения дела судом не допрашивалось, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний не предупреждалось.

Организация явки свидетеля в подтверждение обстоятельств, на которые сторона ответчика ссылалась в обоснование заявленных требований, возложена судом на истца, судебные заседания произведены посредством видеоконференцсвязи.

То обстоятельство, что впоследствии истцом установлены откатные ворота, а не распашные, что стороной истца не оспорено, само по себе о злоупотреблении правом не свидетельствует.

Условиями договора вид ворот, подлежащих изготовлению и монтажу, не определен. При этом распашные ворота, которые, как утверждает сторона ответчика, были согласованы при заключении договора, также изготовлены в установленный срок не были.

Несмотря на поступившие претензию и уведомление от истца в адрес ответчика, сторонами не было заключено соглашение о расторжении договора, изменении его условий в части объема работ.

Принимая во внимание нарушение ответчиком сроков выполнения работы, истец был вправе отказаться от договора.

По общему правилу право на односторонний отказ от исполнения обязательства либо на изменение его условий должно быть предусмотрено ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами (пункт 1 статьи 310 ГК РФ).

Право на односторонний отказ от договора предоставлено заказчику по договору подряда (статья 717 ГК РФ), согласно которой если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.

Согласно пункту 2 статьи 715 ГК РФ если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

По смыслу приведенных норм прекращение договора подряда порождает необходимость соотнесения взаимных предоставлений сторон по этому договору и определения завершающей обязанности одной стороны в отношении другой (с учетом согласованных сторонами сроков оплаты).

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 450.1 ГК РФ предоставленное настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором. В случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным.

Исходя из п. 2 ст. 453, п. 3 ст. 450 ГК РФ, по общему правилу, односторонний отказ от договора влечет прекращение обязательств на будущее время (прекращается обязанность подрядчика выполнять работы в будущем). Однако при этом сохраняется его ответственность за качество уже выполненных работ (п. 2 ст. 755 ГК РФ, абзац второй п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 июня 2014 г. N 35 «О последствиях расторжения договора»).

Пунктом 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Из приведенных правовых норм следует, что в случае нарушения равноценности встречных предоставлений сторон на момент расторжения договора сторона, передавшая деньги либо иное имущество во исполнение договора, вправе требовать от другой стороны возврата исполненного в той мере, в какой встречное предоставление является неравноценным.

Аналогичные положения предусмотрены положениями пункта 4 статьи 28 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», согласно которой исполнитель вправе требовать платы за выполненную работу, если потребитель принял выполненную работу.

Учитывая, что 22 августа 2018 года истец направил в адрес ответчика уведомление о расторжении договора подряда, которое получено ответчиком 27 августа 2019 года, ответчик возражений относительно расторжения договора не заявлял, направив в адрес Топал И.С. 11.09.2018 письмо с требование погасить задолженность по договору подряда в части выполненных работ, требований об обеспечении доступа с целью завершить весь объем работ по договору не предъявлял, суд приходит к выводу, что истец выразил свою волю на прекращение договора в связи с отказом от его исполнения и обосновал это нарушением подрядчиком условий договора, в связи с чем договор подряда от 16.04.2018 расторгнут 27.08.2018 года на основании пункта 2 статьи 715 ГК РФ и статьи 28 Закона о защите прав потребителей.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения требований о расторжении договора в судебном порядке не имеется, поскольку в противном случае договор подлежит расторжению с момента вступления решения суда в законную силу, что предполагает исполнение сторонами обязательств по договору до указанного момента, тогда как оставшиеся работы по договору (установка ворот и калитки) произведены силами третьих лиц.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для расторжения договора в судебном порядке ввиду прекращения его действия (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 24.08.2017 по делу N 302-ЭС17-945, А19-9543/2015).

Поскольку работы в части изготовления и установки забора и навеса приняты истцом, ответчик не лишен права требования оплаты за фактически оказанные работы.

Относительно требований о взыскании с ответчика договорной и законной неустойки, суд приходит к следующему.

В силу пункта 5 статьи 28 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги).

Согласно разъяснениям, содержащимся в подпункте «б» пункта 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», неустойка (пеня) в размере, предусмотренном пунктом 5 статьи 28 Закона, за нарушение установленных сроков начала и окончания выполнения работы (оказания услуги) и промежуточных сроков выполнения работы (оказания услуги), а также назначенных потребителем на основании пункта 1 статьи 28 Закона новых сроков, в течение которых исполнитель должен приступить к выполнению работы (оказанию услуги), ее этапа и (или) выполнить работу (оказать услугу), ее этап, взыскивается за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки вплоть до начала исполнения работы (оказания услуги), ее этапа либо окончания выполнения работы (оказания услуги), ее этапа или до предъявления потребителем иных требований, перечисленных в пункте 1 статьи 28 Закона. Если исполнителем были одновременно нарушены установленные сроки начала и окончания работы (оказания услуги), ее этапа, неустойка (пеня) взыскивается за каждое нарушение, однако ее сумма, в отличие от неустойки (пени), установленной статьей 23 Закона, не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общей цены заказа, если цена отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) не определена договором.

Истец помимо неустойки, предусмотренной пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» просит взыскать неустойку за нарушение сроков выполнения работ, предусмотренную пунктом 6.5 договора подряда от 16 апреля 2018 года №.

Положениями статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» предусмотрены последствия нарушения исполнителем установленных сроков выполнения работы (оказания услуги).

Исходя из смысла приведенной правовой нормы одновременное применение двух мер гражданско-правовой ответственности в случае нарушения исполнителем установленных законом или договором сроков выполнения работы (оказания услуги), а именно в виде взыскания договорной и законной неустойки за одно и то же нарушение, не предусмотрено. В данном случае неустойка не может превышать цену выполнения отдельного вида работы или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы в договоре не определена.

Поскольку законная неустойка превышает неустойку, установленную пунктом 6.5 договора подряда, суд приходит к выводу, что требования о взыскании с ответчика неустойки, предусмотренной пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» подлежат удовлетворению.

С учетом принятия истцом работ в части изготовления и монтажа забора и навеса, руководствуясь подпунктом «б» пункта 32 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» расчет неустойки суд полагает возможным произвести следующим образом.

Согласно заключению ООО «ЭКЦ «СевЗапЭксперт» от 07.05.2019 стоимость фактически выполненных работ 470300,17 рублей, стоимость по устранению выявленных нарушений 141079,83 рублей.

Документов, подтверждающих расходы истца по установке ворот и калитки третьими лицами, суду не представлено.

Размер неустойки за нарушение сроков выполнения работ, принятых истцом, с 30.05.2018 по 12.06.2018 (день установки ворот и навеса) составит 197526,07 рублей (470300,17 рублей *3% *14 дней).

Размер неустойки за нарушение сроков выполнения работ по изготовлению и монтажу калитки и ворот за период с 30.05.2018 по 27.08.2018 (отказ от договора в соответствии со ст. 28 Закона о защите прав потребителей) составит 380915,54 рублей (141079,83 рублей *3% *90 дней).

Общий размер неустойки составит 578441,61 рублей, что не превышает общую цену заказа 611380 рублей, которой ограничен размер неустойки, предусмотренной пунктом 5 статьи 28 Закона о защите прав потребителей ввиду отсутствия в договоре подряда указания на отдельные этапы работ и виды работ.

В силу части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям о взыскании неустоек в общей сумме 440 000 рублей.

В силу статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым (пункт 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

При указанных обстоятельствах, учитывая период просрочки, степень нарушения прав истца и степень вины ответчика, последствия нарушения ответчиком своих обязательств, с учетом того, что умышленных действий, направленных на причинение истцу убытков со стороны ответчика не установлено, принимая во внимание, что неустойка не может служить источником обогащения, а также, что суду не были представлены доказательства, подтверждающие, что просрочка исполнения обязательств причинила истцу ущерб, который соответствует истребуемой им сумме неустойки, учитывая, что ворота и калитка были установлены в августе 2018 года, соответствующее заявление ответчика, суд приходит к выводу, что взыскание с ответчика неустойки в заявленном размере будет несоразмерным последствиям нарушенного им обязательства, в связи с чем, полагает возможным применить положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизить размер взыскиваемой неустойки до 110000 рублей.

Поскольку факт нарушения ответчиком прав истца как потребителя в ходе рассмотрения дела установлен, в силу положений статьи 15 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей» с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда, размер которой суд, с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела, характера нарушения прав истца, определяет в сумме 5 000 рублей, полагая, что такая сумма в наибольшей степени соответствует требованиям статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации о разумности и справедливости.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Принимая во внимание, что требования Топал И.С. по выполнению работ по изготовлению и монтажу ворот и калитки не были удовлетворены ответчиком в добровольном порядке, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в размере 57500 рублей ((110000+5000)/2).

Суд полагает, что подлежащий уплате ответчиком штраф явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, в связи с чем, учитывая заявление ответчика о применении положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, конкретные обстоятельства дела, период просрочки неисполнения обязательства, характер последствий неисполнения обязательства, приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца штрафа в сумме 25 000 рублей.

В силу статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Определяя размер судебных расходов, суд исходит из размера требований, поддержанных истцом на момент принятия решения по делу, учитывая, что положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статья 98 ГПК РФ) не подлежат применению при разрешении требований о компенсации морального вреда, неустойки, которая уменьшается судом на основании статьи 333 ГК РФ (пункты 21, 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»).

Судом не установлено злоупотребление истцом своим правом, поскольку, определяя размер исковых требований при обращении в суд Топал И.С. в обоснование заявленных требований помимо нарушения сроков ссылался на недостатки произведенных ответчиком работ, в связи с чем просил взыскать уплаченную по договору подряда от 16.04.2018 предоплату в размере 400 000 рублей. Судебная экспертиза, определившая соответствие качества фактически выполненных работ обязательным нормам и правилам, проведена по ходатайству самого истца, выявила тем не менее несоответствие объемов фактически выполненных ответчиком работ объемам, указанным в коммерческих предложениях, подтвердив обоснованность одностороннего отказа истца от выполнения условий договора.

В ходе рассмотрения дела истцом заявлены требования имущественного и неимущественного характера.

Расходы на проведение комплексной строительно-технической товароведческой экспертизы в размере 81 000 рублей понесены Топал И.С. на восстановление его имущественного права о взыскании неустойки в связи с нарушением сроков работ (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 67-КГ16-12) и обоснование одностороннего отказа от исполнения договора.

Истцом заявлены требования о взыскании неустойки в размере 440 000 рублей, тогда как судом признано право на взыскание неустойки в большем размере, применение положений статьи 333 ГК РФ на размер судебных расходов не влияет, в связи с чем с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы на проведение судебной экспертизы в размере 81 000 рублей.

В силу статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Определяя размер подлежащих взысканию расходов по оплате услуг представителя, суд принимает во внимание конкретные обстоятельства дела, его степень сложности, объем доказательной базы и проделанной представителем истца работы, а также количество судебных заседаний, в которых принимал участие представитель истца.

Истцом понесены расходы по оплате услуг представителя в размере 50 000 рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру 13344 от 25.09.2018 (л.д.9, т.1), которые с учетом количества судебных заседаний, сложности спора, частичного удовлетворения заявленных требований, суд полагает возможным уменьшить до 20 000 рублей. Указанный размер суд находит разумным и справедливым.

Поскольку истец при подаче искового заявления в соответствии с подпунктом 4 пункта 2 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации был освобожден от уплаты государственной пошлины, она в силу пункта 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит взысканию с ответчика по имущественному требованию в размере 3400 рублей, а также по неимущественному требованию в размере 300 рублей (компенсация морального вреда) в доход бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 193-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

 

исковые требования Топал ИС к обществу с ограниченной ответственностью «Ленметалстрой» о защите прав потребителя, расторжении договора, взыскании неустойки и компенсации морального вреда – удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Ленметалстрой» (ИНН 7805582001) в пользу Топал ИС неустойку в сумме 110 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, штраф в размере 25 000 рублей, расходы по оплате юридических услуг в размере 20 000 рублей, расходы по оплате услуг экспертизы в размере 81 000 рублей, а всего взыскать 241000 рублей.

В удовлетворении остальных требований Топал ИС к обществу с ограниченной ответственностью «Ленметалстрой» – отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Ленметалстрой» государственную пошлину в доход бюджета муниципального образования город Мурманск в размере 3700 рублей.

Решение может быть обжаловано в Мурманский областной суд через Ленинский районный суд города Мурманска в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня принятия в окончательной форме.

Судья Т.Н. Шумилова

https://sudact.ru/regular/doc/qZOAvViOe8Jx/?regular-txt=РЕШЕНИЕ&regular-case_doc=2-16%2F2019&regular-lawchunkinfo=&regular-date_from=&regular-date_to=&regular-workflow_stage=&regular-area=1042&regular-court=&regular-judge=&_=1585583680522

2 апреля 2020