Нарушение исключительного права (заверение информации с сайта)

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Хохрякова д.77, г.Тюмень, 625052,тел (3452) 25-81-13, ф.(3452) 45-02-07, http://tumen.arbitr.ru, E-mail: info@tumen.arbitr.ru

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

 

Дело №

 


А70-9233/2016


г. Тюмень


22 августа 2018 года


Резолютивная часть решения объявлена 16.08.2018 года.

Полный текст решения изготовлен 22.08.2018 года.

Арбитражный суд Тюменской области в составе судьи Щанкиной А.В., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Квиндт Е.И., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению исковому заявлению индивидуального предпринимателя Клопова Павла Анатольевича (ОГРНИП 314723207700200, ИНН 720203844026) к закрытому акционерному обществу «Русская компания» (625521, Тюменская область, Тюменский район, рабочий поселок Богандинский, ул. Юбилейная, 3а,  ОГРН 1037200556755,  ИНН 7224011107, дата регистрации 16.01.2003), третье лицо Сидлер Андрей Николаевич о взыскании компенсации  за нарушение исключительного права на патент в размере 5 000 000 руб.,

при участии в судебном заседании представителей сторон:

от истца Балаганина А.В. по доверенности № 72 АА 0966355 от 18.07.2016,

и от ответчика: Камнев Д.Н. по доверенности от 08.08.2016,

установил:

 

Первоначально индивидуальный предприниматель Клопов Павел Анатольевич обратился в Арбитражный суд Тюменской области с уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ иском к закрытому акционерному обществу «Русская компания» о взыскании убытков за нарушение исключительных прав в размере 3 550 000 руб. (за период с октября 2013 по декабрь 2014 года) и компенсации за нарушение исключительного права на зарегистрированное за истцом изобретение «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» (далее – Изобретение) в сумме  5 000 000 руб. за период с января 2015 по настоящее время.

К участию в деле в порядке ст. 51 АПК РФ в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечен Сидлер Андрей Николаевич.

Исковые требования со ссылками на статьи 1229, 1252, 1263, 1064, 15, 1406.1 ГК РФ, постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 были мотивированы тем, что ответчик  без согласия законного правообладателя – истца незаконно использует Изобретение в сети Интернет на сайте www.t72/ru, а также на телеканалах кабельного и эфирного вещания без заключения лицензионного договора с патентообладателем. Указанный факт был установлен во вступившем в законную силу решении суда по делу № А70-4626/2014.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 06.12.2016, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2017 исковые требования удовлетворены частично, с общества в пользу предпринимателя взыскано 4 000 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав, а также расходы по уплаченной государственной пошлины в сумме 34 152 рубля 05 копеек. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 01.06.2017 решение Арбитражного суда Тюменской области от 06.12.2016 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2017 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Как было указано Судом по интеллектуальным правам в постановлении от 01.06.2017, при принятии решения судом первой инстанции и постановления судом апелляционной инстанции установлены не все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора по существу. Также судом кассационной инстанции установлено несоответствие выводов судов о нарушении исключительных прав истца на патент Российской Федерации № 2442217, содержащихся в решении и постановлении, фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Также Суд дал следующие указания: при новом рассмотрении суду первой инстанции предлагается учесть вышеизложенное, а именно: обсудить вопрос о назначении по делу судебной экспертизы с постановкой вопросов перед экспертом, исходя из основания заявленных требований, с направлением эксперту представленных доказательств, дать надлежащую правовую оценку доводам истца, ответчика и всем представленным в обоснование своих правовых позиций доказательствам, исходя из оснований заявленного требования и принципов оценки доказательств в их совокупности с соблюдением критериев относимости, допустимости и достоверности доказательств.

При новом рассмотрении дела истец в порядке ст. 49 АПК РФ уточнил исковые требования и просит суд взыскать с ответчика компенсацию за нарушение исключительного права в сумме 5 000 000 руб. в порядке п.1 ст. 1406.1 ГК РФ за нарушение зарегистрированного за истцом права на изобретение «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» в период с октября 2012 года по сентябрь 2016 года.

Уточненные в порядке ст. 49 АПК РФ исковые требования истца со ссылками на статьи 1229, 1252, 1263, п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ, постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 были мотивированы тем, что ответчик  без согласия законного правообладателя – истца незаконно использовал Изобретение в сети Интернет на следующих сайтах: t72.ru/persona/webcam, cam.t72.ru, t72.ru, cam72.su, cam1 .t72.ru, http://caml.t72.ru в период времени с октября 2012 года по сентябрь 2016 года без заключения лицензионного договора с патентообладателем, что подтверждается предоставленными в материалы дела копиями из интернет-архива http://web-arhive.ru указанных сайтов в разные временные интервалы, осмотр которых производился судом в судебном заседании.   Факт нарушения прав истца также был установлен во вступившем в законную силу решении суда по делу № А70-4626/2014.

При новом рассмотрении дела истцом в материалы дела были предоставлены дополнительные доказательства, обосновывающие его позицию, а именно: копии из интернет-архив http://web-arhive.ru интернет-страниц сайта t72.ru; протоколы автоматизированного осмотра информации в сети Интернет Автоматизированной системой «ВЕБДЖАСТИС» за период с октября 2012 года по сентябрь 2016 года.

В судебном заседании 11.10.2017 судом по ходатайству истца произведен осмотр содержимого веб-страницы в сети Интернет на сайте http://web-arhive.ru в последовательности действий, указанных в протоколе совершения отдельного процессуального действия, приобщенного к указанному определению.

Определением от 13.10.2017 суд по ходатайству сторон назначил судебную патентоведческую комиссионную экспертизу.

Проведение судебной экспертизы поручено комиссии экспертов, состоящей из: 1) Григорьевой Татьяны Викторовны, евразийского патентного поверенного, имеющей необходимое образование и стаж работы (111250, г. Москва, ул. Проезд Краснокурсантский 1-й, 3/5, к. 11, кв. 353) (кандидатура заявлена истцом), 2) Ивановой Ларисы Сергеевны, патентного поверенного РФ, имеющей необходимое образование и стаж работы (625019, г. Тюмень, ул. Воровского, д. 2) (кандидатура заявлена ответчиком).

На разрешение комиссии экспертов судом поставлены следующие вопросы: Использованы ли признаки формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» в материалах, отраженных в протоколе осмотра доказательств (сайтов www.caml.t72.ru и http://cam72.su) от 19.07.2016 г., реестровый номер № 1-3331), а также сохраненных на сайте http://web-arhive.ru архивных копий интернет-страниц сайтов cam.t72.ru за 2015 год (11.01, 2.02, 22.03, 22.06, 27.07), за 2014 год (14.02, 16.02, 25.06, 22.07,16.12), за 2013 года (28.05, 16.06, 19.07, 23.07); caml.t72.ru за 2016 год (26.05, 01.07, 11.08, 18.09); t72.ru/personal/webcams/3a 2012 год (23.10), за 2013 год (06.01, 10.03, 20.04, 09.05); cam72.su за 2015 год: (16.08, 17.08, 24.09»)?

Определением суда от 14.12.2017 предоставленное в материалы дела экспертом Ивановой Л.С. экспертное заключение от 23.11.2017 признано не соответствующим требованиям п. 2 ст. 84 АПК РФ (комиссионная экспертиза).

Определением от 14.12.2017 суд удовлетворил ходатайство эксперта Григорьевой Т.В. о продлении срока проведения экспертизы; срок проведения экспертизы был продлен до 01.02.2018.

30.01.2018 в материалы дела поступило экспертное заключение от эксперта Григорьевой Т.В.

Определением суда от 05.02.2018 судом перед сторонами поставлен вопрос о назначении по делу повторной экспертизы в связи с недостижением целей, поставленных судом в определении от 13.10.2017.

15.02.2018 в материалы дела от эксперта Ивановой Л.С. в материалы дела предоставлено заключение эксперта, касающиеся разногласий по заключениям об использовании признаков формулы изобретения по патенту № 2442217.

20.02.2018 в материалы дела от эксперта Григорьевой Т.В. также предоставлены письменные пояснения по результатам экспертизы.

Исходя из того, что определением суда была назначена комиссионная экспертиза и ее проведение было поручено комиссии экспертов (эксперт Иванова Л.С. – кандидатура ответчика и эксперт Григорьева Т.В. – кандидатура истца), при этом предоставленное в материалы дела экспертом Ивановой Л.С. экспертное заключение от 23.11.2017 признано не соответствующим требованиям п. 2 ст. 84 АПК РФ, эксперты не смогли прийти к общим выводам и предоставили в материалы дела отдельные заключения с противоположенными выводами по поставленным вопросам, определением от 05.03.2018 по делу назначена повторная судебная патентоведческая экспертиза.

Проведение судебной экспертизы поручено эксперту — Рыбиной Наталье Алексеевне, евразийскому патентному поверенному, имеющей необходимое образование и стаж работы (105215, г. Москва, а/я 26), на разрешение эксперта судом поставлены следующие вопросы:

Использованы ли признаки формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» в материалах, отраженных в протоколе осмотра доказательств (сайтов www.caml.t72.ru и http://cam72.su) от 19.07.2016 г., реестровый номер № 1-3331), а также сохраненных на сайте http://web-arhive.ru архивных копий интернет-страниц сайтов cam.t72.ru за 2015 год (11.01, 2.02, 22.03, 22.06, 27.07), за 2014 год (14.02, 16.02, 25.06, 22.07,16.12), за 2013 года (28.05, 16.06, 19.07, 23.07); caml.t72.ru за 2016 год (26.05, 01.07, 11.08, 18.09); t72.ru/personal/webcams/3a 2012 год (23.10), за 2013 год (06.01, 10.03, 20.04, 09.05); cam72.su за 2015 год: (16.08, 17.08, 24.09»)?

Не согласившись с полученными результатами повторной экспертизы, ответчик заявил следующие процессуальные  ходатайства:

— о назначении по делу повторной экспертизы с утвержденным предложенных ответчиком кандидатур экспертов по основаниям: неверным выделением признаков изобретения (4-6),  которые привели к неверному их толкованию; неверно выполнен анализ эквивалентности признаков исследуемого объекта по отношению к признакам изобретения (4-5), что привело к ошибочным выводам об использовании этих признаков в исследуемом объекте; не проанализировано наличие признаков (7) в исследуемом объекте; неверно истолкована сущность технических терминов, использованные для формулировки признаков (8-9), что привело к ошибочным выводам об использовании этих признаков в исследуемом объекте;

— об отводе судебного эксперта Рыбиной Н.А. по тому основанию, что согласно протокола № 1 общего собрания от 19.11.2009 года Рыбина Н.А. выбрана Вице-президентом Межрегиональной общественной организации содействия деятельности патентных поверенных «Палата патентных поверенных», при этом, Григорьева Татьяна Викторовна, состоит в комитете по образовательным программам Межрегиональной общественной организации содействия деятельности патентных поверенных «Палата патентных поверенных» и при таких обстоятельствах имеются все основания полагать, что Григорьева Татьяна Викторовна и Рыбина Наталья Алексеевна находятся в служебной или иной зависимости, в связи с чем имеются обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности;

— об отложении судебного заседания до принятия решения Палатой по патентным спорам ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» по возражениям ЗАО «Русская компания» о признании патента № 2424217 «Способ многоканальною видео наблюдения транспортных развязок» недействительным,

— об истребовании доказательств – у ИП Клопова П.А. подлинника Положения о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного патентом № 2442217 «Способ многоканальною видеонаблюдения транспортных развязок» от 06.06.2012 года, поскольку  наличие подлинника и подлинность представленного доказательства вызывает сомнения у ответчика: предположительно вышеуказанное положение о ставках вознаграждения за использование изобретения изготовлено и подписано позже той даты, которой оно датировано,

— ходатайство о вызове эксперта в судебное заседание для дачи пояснений по экспертному заключению;

— заявлено о фальсификации доказательств  порядке ст. 161 АПК РФ – предоставленной в материалы дела копии Положения о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного патентом № 2442217 «Способ многоканальною видеонаблюдения транспортных развязок».

По всем заявленным ходатайствам ответчик возразил, мотивировав намеренным затягиванием ответчиком рассмотрения дела, указав, что с момента поступления дела в суд на новое рассмотрение прошел уже большой временной промежуток, а заявить ходатайства о вызове эксперта либо возразить по предоставленному в дело Положению о ставках ответчик имел возможности еще на первом рассмотрении, по экспертизе ответчик имел возможность возразить сразу после ознакомления с ее содержанием.

Рассмотрев заявленные ходатайства ответчика, суд приходит к следующим выводам.

По сути, назначение по делу повторной (дополнительной) экспертизы является правом суда и решается в каждом конкретном случае судом индивидуально с учетом обстоятельств конкретного дела.

Поскольку все возражения ответчика, основанные на рецензии экспертного заключения Рыбиной Н.А. – заключении специалиста Калиниченко А.Л. № 016863/6/77001/26018/И-9863 сводятся, по сути, к не согласию с  выводами эксперта, при этом обязательное применение в работе эксперта какой-либо конкретной методики действующим законодательством в области патентоведения и о судебно-экспертной деятельности не установлено, как не предусмотрена и возможность рецензирования экспертных заключений, суд в настоящем случае не усматривает оснований для назначения по делу второй повторной экспертизы в порядке ст. 87 АПК РФ.

Также суд не усматривает оснований для вызова эксперта в заседание для дачи пояснений, поскольку доводы, заявленные ответчиком в возражениях на экспертное заключение, не могу быть устранены путем устных пояснений эксперта путем ответа на вопросы, а суд не усматривает необходимости в постановке вопросов по позициям,  изложенным ответчиком в ходатайстве о назначении второй повторной экспертизы.

Оснований для об истребовании у ИП Клопова П.А. в порядке ст. 66 АПК РФ подлинника Положения о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного патентом № 2442217 «Способ многоканальною видеонаблюдения транспортных развязок» от 06.06.2012 года по тому основанию, что ответчик сомневается в подлинности даты утверждения данного положения суд также не усматривает, поскольку в настоящем случае заявлен  иск о взыскании компенсации за нарушение права на изобретение в порядке п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ и размер компенсации в пределах от 10 000 руб. до 5 000 000 руб.  должен определяться по правилам Постановления Пленума ВС РФ от 26.03.2009 № 5/29 на усмотрение суда исходя из характера допущенного нарушения исходя из принципов разумности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, поэтому вопрос о дате изготовления (и/или утверждения) данного документа самим истцом значение для рассмотрения настоящего дела и определения компенсации на усмотрение суда не имеет.

В отношении заявления об отводе эксперта суд отмечает следующее.

В силу ч. 1 ст. 21 АПК РФ помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист, переводчик не могут участвовать в рассмотрении дела и подлежат отводу по основаниям, предусмотренным статьей 21 настоящего Кодекса.

В силу ст. 21 АПК РФ судья не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он:

1) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи и его повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;

2) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, специалиста, переводчика или свидетеля;

(в ред. Федерального закона от 08.12.2011 N 422-ФЗ);

3) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;

4) является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя;

5) лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

6) находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;

7) делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

Таким образом, эксперт подлежит отводу, если он, в том числе находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя, либо если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности.

Обстоятельства для отвода обосновываются ответчиком тем, что Григорьева Т.В. и Рыбина Н.А. является членами одной палаты патентных поверенных – Межрегиональной общественной организации содействия деятельности патентных поверенных, и состоят в комитете по образовательным программам, поэтому, по мнению ответчика, в настоящем случае между экспертом Григорьевой Т.В. и экспертом Рыбиной Н.А. имеется служебная зависимость.

Вместе с тем, сам термин «служебная зависимость» предполагает наличие в правоотношениях между сторонами самого элемента зависимости (подчинения), чего в настоящем случае судом из предоставленных в материалы дела документов не усматривается.

Кроме того, тот факт, что эксперт Григорьева Т.В., которая была назначена судом при производстве первоначальной комиссионной экспертизы в качестве одного из экспертов, и эксперт Рыбина Н.А. является членами одной палаты патентных поверенных – Межрегиональной общественной организации содействия деятельности патентных поверенных, и состоят в комитете по образовательным программам не является доказательством наличия «служебной зависимости», поскольку  членство патентных поверенных в определенной Палате как независимого общественного объединения лиц обусловлено нормами действующего законодательства, предъявляющего определенные (специальные) требования к патентным поверенным.

Указанный отвод эксперта Рыбиной Н.А. по аналогичным основаниям уже рассматривался судом до назначения по делу повторной экспертизы (определение от  07.03.2018).

Оснований для отложения  настоящего судебного заседания до рассмотрения жалобы ответчика в ФИПСе в порядке ст. 158 АПК РФ не имеется, поскольку  в случае принятия ФИПСом положительного решения в пользу ответчика настоящий судебный акт может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам по главе 37 АПК РФ (и данное ходатайство уже неоднократно рассматривалось судом в процессе рассмотрения дела на повторном рассмотрении).

По заявлению о фальсификации доказательств  порядке ст. 161 АПК РФ – предоставленной в материалы дела копии Положения о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного патентом № 2442217 «Способ многоканальною видеонаблюдения транспортных развязок» у сторон в порядке ст. 161 АПК РФ взяты подписки об уголовной ответственности, которые приобщены к протоколу заседания, истец исключать указанное доказательство из числа доказательств по делу отказался.

Вместе с тем, оснований для проверки заявления о фальсификации в порядке назначения по делу экспертизы давности изготовления документа не имеется, поскольку в настоящем случае заявлен  иск о взыскании компенсации за нарушение права на изобретение в порядке п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ, а размер компенсации в пределах от 10 000 руб. до 5 000 000 руб.  должен определяться по правилам Постановления Пленума ВС РФ от 26.03.2009 № 5/29 на усмотрение суда исходя из характера допущенного нарушения исходя из принципов разумности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, поэтому вопрос о дате изготовления (и/или утверждения) данного документа и заявленной в связи с этим фальсификацией самим истцом значение для рассмотрения настоящего дела и определения компенсации на усмотрение суда не имеет.

Суд неоднократно и при первом рассмотрении дела, и при повторном рассмотрении предлагал ответчику предоставить в материалы дела свой расчет размера компенсации либо определить при помощи обращения к специалистам.

Каких-либо расчетов сам ответчик в материалы дела не предоставил, заявив об отсутствии потребительской ценности изобретения истца.

Как пояснил истец, использование ответчиком Изобретения истца является одним длящимся правонарушением, которое началось с октября 2012 года по сентябрь 2016 года и в данном случае истец имеет право заявить о взыскании компенсации в порядке п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ, которая, по мнению истца, учитывая все обстоятельства нарушения права истца, в том числе характер и срок нарушения, его длительность, нарушение судебного запрета по вступившему в законную силу решению суда по делу № А70-4626/2014, должна составлять 5 000 000 рублей.

Ответчик с иском не согласился в полном объеме по следующим основаниям: расчет размера убытков истца основан на неподтвержденных доказательствами информации; истец ссылается на лицензионный договор на использование изобретения № 2442217 от 10.07.2013 года, подписанный между Клоповым А.П. (истец) и ООО «Телевизионное производственное объединение Планета 247» при том, что единственным учредителем (участником) ООО «Телевизионное производственное объединение Планета 247» является Клопов П.А. (истец), он же, Клопов П.А. (истец), является единоличным исполнительным органом — директором ООО «Телевизионное производственное объединение Планета 247»; указанная сделка совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (в соответствии со ст. 170 ГК РФ сделка является ничтожной (мнимой), в связи с чем лицензионный договор на использование изобретения № 2442217 от 10.07.2013 года не может быть использован в качестве доказательства по настоящему делу; истец не представил подлинник Положения о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного патентом № 2442217 «Способ многоканальною видеонаблюдения транспортных развязок», достоверные доказательства возникновения убытков в виду упущенной выгоды в размере истребуемой суммы, не представил доказательства реальности (неизбежности) получения дохода в заявленном размере; изобретение не имеет какой-либо изобретательской и потребительской ценности.

По мнению ответчика, истцом не доказано использование ответчиком на указанных истцом в исковом заявлении сайтах всех существенных признаков, приведенных в независимом пункте формулы патента Российской Федерации, поскольку предоставленное экспертное заключение эксперта Рыбиной Н.А. не соответствует требованиям, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом РФ, Постановлением Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 года № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» и Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 года №73 –ФЗ; согласно представленного в материалы дела экспертному заключению эксперта Ивановой Л.С признаки Формулы изобретения по спорному патенту на сайтах wvvw.caml.i72.ru и http://cam72.su,  cam.t72.ru, caml.t72.ru , t72.ru/personal/webcams/3a, cam72.su не использованы; патент № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдсния транспортных развязок» является недействительным полностью в связи с тем, что изобретение не соответствует условию патентоспособности «изобретательский уровень», предусмотренному статьей 1350 Гражданского кодекса Российской Федерации; копии распечаток из интернет архива интернет-страниц сайтов www.t72.ru, www.cam72.su. www.caml.t72.ru в периоде октября 2012 года до сентября 2016 года, протоколы автоматизированного осмотра информации не могут являться допустимыми доказательствами по настоящему делу, так как не заверены в установленном законом порядке надлежащим образом (провайдером страницы, владельцем сайта. нотариусом), в связи с чем вызывает сомнения в их подлинности и соответствию действительности; сайт  www.cam72.su вообще не принадлежит ответчику, поскольку согласно данным регистратора RU-CFNTHR владельцем домена cam72.su является частное лицо — Сидлср Андрей Николаевич; по сути изобретение истца состоит в возникшей у него идеи запатентовать установку видеокамер слежения на транспортных развязках (здесь самое важное иметь поддержку и сделать это вперед других), данное изобретение не имеет спроса и потребительских свойств.

Как пояснил ответчик, он не является информационным посредником; истцом не представлено доказательств осуществления ответчиком передачи материала в информационно-телекоммуникационной сети либо предоставление возможности размещения материала, содержащего каждый из признаков формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок»; ответчик не является инициатором передачи и не определяет получателя материала, не изменяет материал, не знает и не должен знать о том, что использование лицом, инициировавшим передачу материала, является неправомерным; ответчик в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети «Интернет», на которых размещен такой материал, не получал.

Заслушав представителей истца и ответчика, изучив материалы дела, всесторонне исследовав и оценив в совокупности доказательства по делу по правилам ст. 71 АПК РФ , суд считает, что рассматриваемые требования подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено вступившими в законную силу судебными актами по делу № А70-4626/2014, имеющими преюдициальное значение для рассмотрения настоящего спора, 10.02.2012 (приоритет изобретения от 17.01.2011) в Государственном реестре изобретений Российской Федерации был зарегистрирован патент на изобретение № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок», патентообладатель Клопов Павел Анатольевич.

Из протокола осмотра доказательств, удостоверенного Афанасьевой Татьяной Владимировной, временно исполняющей обязанности нотариуса нотариального округа город Тюмень Тюменской области Аминова Хакима Хамитовича, а также из аудиовидеозаписи от 25.04.2014 следовало, что на страницах сайта «Русская компания», находящимся в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования «Интернет» по адресу http://www.t72.ru по ссылкам «Для дома» > «Камеры» размещена для общего доступа информация – текст и под каждым текстом фотографии. При наведении курсора «мыши» компьютера на каждое изображение, с помощью двойного щелчка левой клавиши «мыши», открываются страницы сайта «Русская компания», на которых под текстом «Онлайн-вещание» размещены для общего доступа «видеоизображения» с возможностью просмотра. Определением суда от 30.06.2014 назначена судебная экспертиза, на рассмотрение которой поставлен вопрос: использованы ли признаки формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» или аналогичные им признаки в видеоматериалах, отраженных на сайте htt: //www.t72.ru и телеканале кабельного телевидения, принадлежащих ЗАО «Русская компания».

Также в рамках указанного дела была проведена судебная экспертиза, на разрешение которой был поставлен вопрос:  использованы ли признаки формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» или аналогичные им признаки в видеоматериалах, отраженных на сайте htt: //www.t72.ru и телеканале кабельного телевидения, принадлежащих ЗАО «Русская компания».

Согласно заключению судебной экспертизы № 51/09 от 29.09.2014, каждый из признаков изобретения «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» по патенту РФ № 2442217, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения или эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего способа действий по его введению в гражданский оборот, используется при получении видеоматериалов, размещаемых на сайте http://www.t72.ru принадлежащем ЗАО «Русская компания».

Как установлено в судебных актах, на интернет сайте cam.t72.ru, просмотренном экспертом 15 сентября 2014 года, представлена информация по результатам многоканального видеонаблюдения с помощью уличных камер за различными транспортными развязками г. Тюмени.

Судами сделан однозначный вывод, что ответчик использует изобретение истца №2442217, защищенного патентом РФ.

Вступившим в законную силу решением суда (вступило в законную силу 24.02.2015) ответчику запрещено использовать изобретение, удостоверенное Патентом № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» любым способом, в том числе в сети Интернет, на интернет сайте www.t72.ru, а также телеканалах кабельного либо эфирного телевидения.

Уточняя исковые требования в порядке ст. 49 АПК РФ истец при повторном рассмотрении дела предоставил в материалы дела копии из интернет-архив http://web-arhive.ru интернет-страниц сайта t72.ru; протоколы автоматизированного осмотра информации в сети Интернет Автоматизированной системой «ВЕБДЖАСТИС» за период с октября 2012 года по сентябрь 2016 года.

В судебном заседании 11.10.2017 судом по ходатайству истца произведен осмотр содержимого веб-страницы в сети Интернет на сайте http://web-arhive.ru в последовательности действий, указанных в протоколе совершения отдельного процессуального действия, приобщенного к указанному определению.

Возражая против принятия  данных документов в качестве допустимых доказательств, ответчик сослался на тот факт, что протоколы автоматизированного осмотра информации не могут являться допустимыми доказательствами по настоящему делу, так как не заверены в установленном законом порядке надлежащим образом (провайдером страницы, владельцем сайта. нотариусом), в связи с чем вызывает сомнения в их подлинности и соответствию действительности.

Довод ответчика о недопустимости указанных документов в качестве доказательств по делу подлежит отклонению в силу следующего.

Как установил Пленум ВС РФ в Постановлении от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», при разрешении вопроса о том, имел ли место факт распространения сведений через телекоммуникационные сети (в том числе через сайты в интернете), суд вправе принять любые средства доказывания, предусмотренные законодательством.

Архивные копии интернет-страниц сайта используются, в том числе, в практике Суда по интеллектуальным правам и принимаются судами в качестве надлежащих доказательств (решение Суда по интеллектуальным правам от 20.11.2014 по делу № СИП-633/201, решение Суда по интеллектуальным правам от 22.04.2015 по делу № СИП-1/2015),

Возможность использования указанных данных подтверждена также в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 22.10.2013 по делу N А40-103048/2012, от 20.11.2014 по делу № СИП-633/201.

Главным критерием принятия в качестве надлежащего доказательства архивных копий интернет — страниц, полученных из веб-архивов, является, во-первых, невозможность вмешательства заинтересованных лиц (участников спора) в информационный ресурс, во-вторых, создание и использование сервиса именно для хранения информации о том, каким именно было содержимое интернет — страницы (сайта) (Постановление 15 Арбитражного Апелляционного суда от 13.06.2014 по делу № А53-17108/2013).

Как следует из осмотренных в порядке ст. 78 АПК РФ  судом интернет — страниц, сохраненных в веб-архиве www.web-arhive.ru, все предоставленные в материалы дела содержимое интернет — страниц (сайтов) соответствовало предоставленным в материалы дела протоколам автоматизированного осмотра информации, в связи с чем доводы ответчика о недопустимости данных доказательств признаются судом не обоснованными.

Таким образом, представленные в материалы дела истцом в целях защиты своего права архивные копии интернет — страниц, сохраненные на сайте www.web-arhive.ru,  соответствуют требованиям, предъявляемым к доказательствам арбитражным процессуальным законодательством и в данной части доводы ответчика является не состоятельными.

По результатам проведенной повторной судебной экспертизы было установлено, что все признаки формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» использованы в материалах, отраженных в протоколе осмотра доказательств (сайтов www.caml.t72.ru и http://cam72.su) от 19.07.2016 г., реестровый номер № 1-3331), а также сохраненных на сайте http://web-arhive.ru архивных копий интернет-страниц сайтов cam.t72.ru за 2015 год (11.01, 2.02, 22.03, 22.06, 27.07), за 2014 год (14.02, 16.02, 25.06, 22.07,16.12), за 2013 года (28.05, 16.06, 19.07, 23.07); caml.t72.ru за 2016 год (26.05, 01.07, 11.08, 18.09); t72.ru/personal/webcams/3a 2012 год (23.10), за 2013 год (06.01, 10.03, 20.04, 09.05); cam72.su за 2015 год: (16.08, 17.08, 24.09»).

Ссылаясь на недопустимость указанного экспертного заключения, ответчик указал, что  предоставленное экспертное заключение эксперта Рыбиной Н.А. не соответствует требованиям, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом РФ, Постановлением Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 года № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» и Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 года №73 –ФЗ, поскольку эксперт неверно выделил признаки изобретения (4-6),  которые привели к неверному их толкованию; неверно выполнил анализ эквивалентности признаков исследуемого объекта по отношению к признакам изобретения (4-5), что привело к ошибочным выводам об использовании этих признаков в исследуемом объекте; не проанализировал наличие признаков (7) в исследуемом объекте; неверно истолковал сущность технических терминов, использованных для формулировки признаков (8-9), что привело к ошибочным выводам об использовании этих признаков в исследуемом объекте.

В доказательство своей позиции по повторному экспертному заключению ответчик предоставил в материалы дела заключение специалиста АНО «ЦПЭ» Калиниченко А.Л. № 016863/6/77001/262018/И-9863, представляющего собой рецензию на экспертное заключение, за которое специалист получил денежное вознаграждение от ЗАО «Русская компания».

Между тем судом установлено, что  представленное в рамках повторной судебной экспертизы заключение эксперта Рыбиной Н.А. является ясным и полным, какие-либо противоречия в выводах эксперта отсутствуют, сомнений в их достоверности не имеются, доказательств, свидетельствующих о том, что указанное экспертное заключение содержит недостоверные сведения и о том, что выбранные экспертом способы и методы привели к неправильным выводам, не предоставлено.

Ссылка ответчика на рецензию экспертного заключения не может быть принята во внимание судом, поскольку не она не опровергает по сути  выводы эксперта, а представляет собой субъективное мнение автора, заинтересованного в даче подобного заключения и не предупреждавшегося судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

При этом обязательное применение в работе эксперта какой-либо конкретной методики действующим законодательством о судебно-экспертной деятельности не установлено, как не предусмотрена и возможность рецензирования экспертных заключений.

Ссылки ответчика в данной части на выводы, содержащиеся в заключении эксперта Ивановой Л.С., вообще не могут быть приняты во внимание,  поскольку  определением суда от 14.12.2017 предоставленное в материалы дела экспертом Ивановой Л.С. экспертное заключение от 23.11.2017 признано не соответствующим требованиям п. 2 ст. 84 АПК РФ, в том числе с учетом того, что указанный эксперт провел судебную экспертизу без исследования документов, определенных судом в качестве объекта исследования, и предоставил в материалы дела заключение еще до того, как фактически ознакомился с материалами дела, что противоречит не только нормам АПК РФ, но и ФЗ «Об экспертной деятельности» и вызывает у суда сомнения в компетентности указанного эксперта (определение суда от 14.12.2017).

К предоставленным в материалы дела «дополнительному» заключению Ивановой Л.С. (т.14, л.д. 141-149) суд относится критически, поскольку суд не выносил судебный акт о назначении по делу дополнительной экспертизы и не назначал эксперта Иванову Л.С. проводить дополнительную экспертизу в порядке ст. 87 АПК РФ, что также вызывает у суда сомнения в компетентности эксперта.

Таким образом, все доводы и возражения ответчика относительно повторной судебной экспертизы сводятся к несогласию по существу с ее выводами.

Исходя из изложенного, судом по результатам проведенной по делу повторной патентноведеческой экспертизы  установлено, что в сети Интернет на следующих сайтах: t72.ru/persona/webcam, cam.t72.ru, t72.ru, cam72.su, cam1 .t72.ru, http://caml.t72.ru в период времени с октября 2012 года по сентябрь 2016 года было использование Изобретение истца по всем признакам формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» без его согласия.

Факт принадлежности указанных сайтов ответчику подтвержден следующими предоставленными в материалы дела доказательствами: сайта t72.ru/persona/webcam, сайта t72.ru, сайта cam72.su- предоставленным в материалы дела сведениями    из    АО «Региональный Сетевой Информационный Центр» (исх. № 3843-С от 13.10.2016 – т. 2, л.д. 81(ЗАО «Русская компания» являлась администратором домена cam72.su с момента создания сайта с 30.07.2015 года по 30.09.2015 года),  сайта cam.t72.ru, сайта cam1.t72.ru — ответом на судебный   запрос   АО   «Региональный Сетевой Информационный  Центр»  от 05.09.2017 года, и ответчиком относимыми и допустимыми доказательствами не опровергнуто (ст.ст. 9, 65 АПК РФ).

Доводы ответчика в данной части со ссылками на протокол осмотра доказательств от 19.07.2016 суд отклоняет, поскольку при повторном рассмотрении дела судом был получен ответ на запрос  АО   «Региональный Сетевой Информационный  Центр»  от 05.09.2017, в котором не заинтересованное лицо предоставило суду информацию по принадлежности сайтов и данное обстоятельство ответчик вообще никак не опроверг и не оспорил (т. 7, л.д. 100-101).

Фактические действия ответчика по использованию Изобретения истца на разных сайтах устанавливают лишь длящийся характер правонарушения,  когда как сам факт правонарушения – использование Изобретения истца уже был ранее установлен вступившим в законную силу решением суда по делу № А70-4626/2014 и зафиксирован датами: 25.04.2014, 15.09.2014 и вплоть до 28.10.2014 (по объяснениям самого ответчика, данным  при первоначальном рассмотрении дела).

В рамках же настоящего дела судом установлено, что такое использование имело место быть в период с октября 2012 по сентябрь 2016 года.

При этом сам период использования имеет значение только лишь для определения размера компенсации, но не для квалификации самих действий ответчика как нарушающих права истца.

Поскольку по материалам дела по совокупности и взаимной связи предоставленных доказательств в порядке ст. 71 АПК РФ судом установлено, что в сети Интернет на следующих сайтах: t72.ru/persona/webcam, cam.t72.ru, t72.ru, cam72.su, cam1 .t72.ru, http://caml.t72.ru в период времени с октября 2012 года по сентябрь 2016 года было использовано Изобретение истца по всем признакам формулы изобретения по патенту № 2442217 «Способ многоканального видеонаблюдения транспортных развязок» без согласия правообладателя, при этом материалами дела подтвердилась принадлежность сайтов истцу, по мнению суда не имеет значение тот факт, что ответчик не являлся владельцем домена cam72.su в момент составления нотариального протокола осмотра доказательств от 19.07.2016, поскольку при повторном рассмотрении дела истцом были предоставлены в материалы дела новые доказательства, а именно копии из интернет-архива http://web-arhive.ru интернет-страниц сайта t72.ru и протоколы автоматизированного осмотра информации в сети Интернет Автоматизированной системой «ВЕБДЖАСТИС» за период с октября 2012 года по сентябрь 2016 года.

Кроме того, заключением специалиста Сироткина Д.В. от 10.10.2016 года также разъяснено, что анимационное изображение движущихся машинок в прямоугольной полосе, в которой расположено изображение камеры черного цвета в прямоугольном обрамлении, расположенное на главной странице интернет-сайта «Русская компания» («http://www.t72.ru/) под вкладками: О компании, Для бизнеса, Для дома, Оплата, Личный кабинет, при нажатии на которое происходит переход на страницу интернет сайта с адресом cam72.su- является гиперссылкой (или просто ссылкой), которая размещена на веб-странице интернет-сайта «Русская компания» (http://www.t72.ru/). Автором документа (инициатором размещения) является администратор сайта t72.ru, которым является по данным WHOIS.TCINET.RUявляется «RussianCompany», что подтверждается представленными документами (в строке: org, на стр. 2 приложения 1 Протокола осмотра доказательств от 19.07.2016 г., выполненный Мирошниченко Е.Н., временной исполняющей обязанности нотариуса Прокопьевой А.В. нотариального округа Тюмени Тюменской области, зарегистрировано в реестре за № 1-3331).

Таким образом, вне зависимости от принадлежности домена cam72.su, ответчик, разместив ссылку на принадлежащем ему сайте, является в соответствии с п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ информационным посредником, в связи с чем ссылки ответчика на заключение специалиста Анисимова А.Н. от 20.09.2016 также подлежат отклонению судом как противоречащие материалам дела.

Кроме того, предоставленное в материалы дела при первом рассмотрении дела ответчиком экспертное заключение от 28.11.2016 эксперта Анисимова А.Н. о не использовании признаков (или аналогичных им признаков) формулы спорного изобретения на сайте  www.caml.t72.ru суд не принимает, поскольку специалист Анисимов А.Н.  (образование по специальности «информатик – экономист») не является патентным поверенным, обладающим специальными знаниями в области патентов и определения идентичности (а не аналогичности) признаков формулы изобретения (ст. 68 АПК РФ) и он не предупреждался судом об уголовной ответственности.

В отношении доводов ответчика об отсутствии какого-либо изобретательского уровня у Изобретения истца и его патентноспособности  суд отмечает, что данные доводы не имеют отношение к предмету рассматриваемого спора о взыскании компенсации и должны быть оценены Палатой по патентным спорам при ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности».

Доводы ответчика о том, что истец не может требовать взыскания компенсации в порядке п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ подлежат отклонению на основании следующего.

Статья 1406.1 ГК РФ вступила в силу с 01.01.2015.

Вместе с тем, поскольку по материалам дела судом установлено, что правонарушение ответчика является длящимся, началось в 2012, и продолжалось вплоть до 2016 года, соответственно ответчик подлежит ответственности на основании статьи 1406.1 ГК РФ.

Принимая во внимание, что спецификой незаконного использования исключительных прав в сети Интернет является то, что подобное нарушение является длящимся, при этом ответчиком в материалы дела не было представлено каких-либо доказательств, подтверждающих, что на момент вступления в силу данной статьи – на 01.01.2015  нарушение исключительных прав ими было прекращено, суд приходит к выводу, что в настоящем случае статья 1406.1 ГК РФ применению подлежит.

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 по делу № 305-ЭС16-7224 (А40-26249/2015).

Таким образом, с учетом установленных обстоятельств вступившим в законную силу решением суда по делу № А70-4626/2014 и обстоятельств, установленных в рамках настоящего дела, установлены факты незаконного использования ответчиком изобретения истца и данное правонарушение является длящимся.

Согласно пункту 1 статьи 1345 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ), интеллектуальные права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы являются патентными правами. Автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат следующие права: исключительное право и право авторства. Исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец признается и охраняется при условии государственной регистрации соответствующих изобретения, полезной модели или промышленного образца, на основании которой федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности выдает патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец (статья 1353 ГК РФ). Пунктом 1 статьи 1358 ГК РФ предусмотрено, что патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец), в том числе способами, предусмотренными пунктами 2 и 3 настоящей статьи. Патентообладатель может распоряжаться исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец

В соответствии с частью 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

Согласно статье 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, требования о возмещении убытков -к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное статьей 1245, пунктом 3 статьи 1263 и статьей 1326 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

При этом согласно статье 1406.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной Федеральным законом от 12.03.2013 № 35-ФЗ (вступившая в силу с 01 января 2015 года) в случае нарушения исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующих изобретения, полезной модели, промышленного образца тем способом, который использовал нарушитель.

Из совокупного толкования положений ст.ст. 1250, 1252, 1253 и 1406.1 ГК РФ следует, что в случае нарушения исключительного права, в том числе на изобретение, правообладатель имеет право по своему выбору определить тот способ защиты нарушенного права, которое, по его мнению, наиболее полно сможет восстановить его нарушенное право: либо потребовать возмещения убытков, либо потребовать выплаты компенсации в размере  от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, либо потребовать выплаты компенсации в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения.

То есть, предоставляя возможность выбора способа защиты нарушенного права, законодатель предусмотрел для правообладателя именно выбор – то есть реализацию права на защиту за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности.

В данном случае истец избрал способ защиты нарушенного права как требование о взыскании компенсации в порядке п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ — в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

По мнению суда, в настоящем случае, имело место одно длящееся правонарушение по использованию изобретения истца путем сопряжения сигнала, подаваемого видеокамерами с наблюдаемых объектов в режиме реального времени, с сигналом вещания, передачи данных, транслирующихся на экран конечного пользователя, результатом чего является возможность для конечного потребителя одновременно смотреть телепередачу, просматривать сайт или получать иную информацию с дисплея, экрана и т.п., и наблюдать за состоянием транспортных развязок, поэтому истец имеет право требовать взыскания компенсации в порядке п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ – в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

В пункте 43.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования.

При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Следуя правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 20.11.2012 № 8953/12, размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности также должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.

Заявляя требование о взыскании компенсации в порядке ст.1406.1 ГК РФ, истец предоставил суду ее расчет как неполученные суммы вознаграждения по утвержденной истцом Методике «Положение о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного Патентом № 2442217», утвержденной истцом, по следующей формуле:

— за кабельное телевидение (исходя из 5000 клиентов компании): 500 000 (размер минимальных отчислений в месяц) * 14 (количество месяцев с 01.01.2015 по 29.02.2016) = 7 000 000 рублей;

— Интернет (при количестве видеокамер 30 штук): 7 000 (размер платежа в месяц за каждую камеру при наличии уведомления о запрете использования) * 30 (количество камер * 14 (количество месяцев с 01.01.2015 по 29.02.2016) + 400 000 (единовременная выплата) = 3 340 000 рублей;

— общая годовая сумма платежа составляет 10 340 000 рублей, и ссылаясь на характер и срок нарушения, его длительность, нарушение судебного запрета истец заявил о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав ее предельный размер, предусмотренный п. 1 ст. 1406.1 ГК РФ —  5 000 000 рублей.

Ссылаясь на необоснованность указанного размера, ответчик, между тем, суду какой-либо мотивированный контррасчет указанного размера компенсации не предоставил (ст.9, 65 АПК РФ), как и не предоставил каких-либо документов, свидетельствующих об иных исходных данных указанного расчета (количество камер, количество абонентов, использование  только в сети Интернет и тд.).

С учетом изложенного, суд считает необходимым произвести собственный расчет размера компенсации.

Поскольку закон исходит из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя, что означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно, соответственно в данной части расчет истца, основанный на Методике «Положение о ставках вознаграждения за использование изобретения, удостоверенного Патентом № 2442217», утвержденной решением истца от 06.06.2012, в отсутствие иных относимых и допустимых доказательств, свидетельствующих о необоснованности ставок и методик расчета вознаграждения за использование изобретения (ст.ст. 9, 65 АПК РФ), признается судом обоснованным.

Между тем, суд учитывает в данной части и доводы ответчика о том, что указанное Положение утверждено истцом как заинтересованным и аффиллированным лицом, при этом иных лицензионных договоров с иными хозяйствующими субъектами истец не имеет, как и не имеется каких-либо конкретных примеров взыскания лицензионных платежей по использованию подобных изобретений.

Вместе с тем, вполне очевидным представляется и тот факт, что указывая на отсутствие какой-либо потребительской ценности спорного изобретения, не совсем понятны и логичны действия ответчика по размещению данного изобретения на своих сайтах в течение более чем четырех лет.

Указанный в Положении  размер платежа в месяц за каждую камеру при наличии уведомления о запрете использования в сумме 7 000 руб. представляется суду явно и чрезмерно завышенным, с учетом принципов разумности и обоснованности данный платеж должен составлять 1 000 руб., в связи с чем расчет компенсации, по мнению суда,  должен выглядеть следующим образом: 1 000 (размер платежа в месяц за каждую камеру) * 30 (количество камер * 48 (количество месяцев с октября 2012 по сентябрь 2016) + 400 000 (единовременная выплата) =  1 840 000 руб.

Указанный расчет, по мнению суда, является наиболее объективным и разумным в сложившейся ситуации,  и не влечет ущемление прав истца, самого выражавшего желание заключить с ответчиком мировое соглашение по данному спору на сумму 2 000 000 руб.

Доводы ответчика о том, что в настоящем случае у истца вообще отсутствуют какие-либо убытки, суд отклоняет на основании следующего.

С учетом сложившейся судебной практики и существа института компенсации следует отметить, что она является самостоятельным способом защиты прав, отличным от возмещения убытков, по при принятии решения о размере взыскиваемой компенсации, во внимание может приниматься наличие возможных убытков. Размер убытков является одним из критериев, который может учитываться при определении соразмерности взыскиваемой компенсации, но размер последней не должен прямо сводиться к размеру убытков. Тем более вопрос исследования размера причиненных убытков не должен ставиться во главу угла при определении подлежащей взысканию компенсации.

Таким образом, принимая во внимание доказанность фактов использования ответчиком изобретения истца без соответствующего разрешения, суд считает исковые требования о взыскании убытков и компенсации подлежащими частичному удовлетворению в размере  1 840 000 руб. в порядке п.1 ст. 1406.1 ГК РФ.

С учетом частичного удовлетворения иска, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию госпошлина в размере 17 664 руб., а также в порядке ст. 110 АПК РФ — 46 000 руб. расходов на проведение судебных экспертиз пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований (истец понес расходы на проведение первой экспертизы в размере 75 000 руб., на проведение повторной экспертизы – в размере 50 000 руб., всего в общей сумме 125 000 руб.; с учетом частичного удовлетворения иска – заявлено ко взысканию 5 000 000 руб., а удовлетворено судом 1 840 000 руб., пропорционально расходы истца по судебным экспертизам составляют 46 000 руб.).

Поскольку вопрос о возврате истцу из федерального бюджета излишне уплаченной госпошлины в размере 7 250 руб. в связи с уменьшением размера исковых требований при первом рассмотрении дела уже был разрешен судом и справка выдана истцу, соответственно повторно данный вопрос не рассматривается; при необходимости истцу может быть выдан дубликат данной справки.

При повторном рассмотрении дела ЗАО «Русская компания» заявило о повороте судебного решения от 06.12.2016,   исполненного в размере суммы 1 896 661 руб. 21 коп.

Факт взыскания с ЗАО «Русская компания» в пользу Клопова П.А. по исполнительному листу серии ФС № 013755746 от 30.03.2017 суммы в размере 1 896 661 руб. 21 коп. (отмененное решение от 06.12.2016) стороны в процессе рассмотрения дела на новом рассмотрении подтвердили, а также предоставили в материала дела платежные поручения, свидетельствующие о списании в пользу ИП Клопова П.А. с ЗАО «Русская компания» суммы по отмененному решению суда от 06.12.2016 в общем размере 1 896 661 руб. 21 коп.

Исходя из того, что настоящим решением взыскана сумма в размере меньшем, чем отмененным решением, при этом по отмененному решению уже произведено  частичное взыскание, но проведение зачета в порядке ст. 170 АПК РФ в данном случае не возможно,  соответственно суд руководствуется по аналогии нормами о повороте судебного акта (ст. 325 АПК РФ).

Таким образом, заявление ЗАО «Русская компания» о повороте исполнения решения суда от 06.12.2016 подлежит удовлетворению в части суммы, превышающей взысканную по настоящему решению (по отмененному решению суда от 06.12.2016 решено взыскать: 4 000 000 руб.компенсации и  34 152 руб. 05 коп. госпошлины – всего  4 034 152 руб. 05 коп.; по настоящему решению суда решено взыскать: 1 840 000 руб. компенсации  за нарушение исключительного права + 17 664 руб. госпошлины + 46 000 руб. расходов на проведение судебных экспертиз = итого 1 903 664 руб.; по исполнительному листу в пользу истца уже взыскано — 1 896 661 руб. 21 коп.; разница между взысканной настоящим решением суда суммой и суммой, перечисленной по исполнительному листу, составляет 7 002 руб. 79 коп. и относится на расходы истца на проведение судебных экспертиз).

Таким образом, в результате произведенного поворота решения суда от 06.12.2016 и с учетом взыскания с ЗАО «Русская компания» в пользу Клопова П.А. по исполнительному листу серии ФС № 013755746 от 30.03.2017 суммы в размере 1 896 661 руб. 21 коп., учитывая разницу между взысканной настоящим решением суда суммой и суммой, перечисленной по исполнительному листу, необходимо взыскать с закрытого акционерного общества «Русская компания» (625521, Тюменская область, Тюменский район, рабочий поселок Богандинский, ул. Юбилейная, 3а,  ОГРН 1037200556755,  ИНН 7224011107, дата регистрации 16.01.2003) в пользу индивидуального предпринимателя Клопова Павла Анатольевича (ОГРНИП 314723207700200, ИНН 720203844026) 7 002 руб. 79 коп. расходов на проведение судебных экспертиз.

Руководствуясь статьями 110, 167-171, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

 

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Русская компания» (625521, Тюменская область, Тюменский район, рабочий поселок Богандинский, ул. Юбилейная, 3а,  ОГРН 1037200556755,  ИНН 7224011107, дата регистрации 16.01.2003) в пользу индивидуального предпринимателя Клопова Павла Анатольевича (ОГРНИП 314723207700200, ИНН 720203844026) 1 840 000 руб. компенсации  за нарушение исключительного права, а также  17 664 руб. госпошлины и 46 000 руб. расходов на проведение судебных экспертиз.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

С учетом взыскания с ЗАО «Русская компания» в пользу Клопова П.А. по исполнительному листу серии ФС № 013755746 от 30.03.2017 суммы в размере 1 896 661 руб. 21 коп., заявление ЗАО «Русская компания» о повороте исполнения решения суда от 06.12.2016 удовлетворить в части суммы, превышающей взысканную по настоящему решению.

В результате произведенного поворота решения суда от 06.12.2016 и с учетом взыскания с ЗАО «Русская компания» в пользу Клопова П.А. по исполнительному листу серии ФС № 013755746 от 30.03.2017 суммы в размере 1 896 661 руб. 21 коп. взыскать с закрытого акционерного общества «Русская компания» (625521, Тюменская область, Тюменский район, рабочий поселок Богандинский, ул. Юбилейная, 3а,  ОГРН 1037200556755,  ИНН 7224011107, дата регистрации 16.01.2003) в пользу индивидуального предпринимателя Клопова Павла Анатольевича (ОГРНИП 314723207700200, ИНН 720203844026) 7 002 руб. 79 коп. расходов на проведение судебных экспертиз.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в Восьмой арбитражный апелляционный суд путем подачи апелляционной жалобы в Арбитражный суд Тюменской области.

Судья

Щанкина А.В.

https://sudact.ru/arbitral/doc/UvOZAkAm6rW4/

2 апреля 2020