Восстановление на работе (заверение Ватсап)

РЕШЕНИЕ

 

именем Российской Федерации

26 июня 2019 года город Казань

Ново-Савиновский районный суд г. Казани Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи Шамгунова А.И.,

секретаре судебного заседания Гурьяновой А.Ю.,

с участием прокурора Бургановой Р.З.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ивановой Еленой Николаевны к обществу с ограниченной ответственностью «МБ-Ирбис» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

 

Иванова Е.Н. обратилась в суд с иском к ООО «МБ-Ирбис» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований указано, что —.—.—- г. истец на основании трудового договора принята на работу в ООО «МБ-Ирбис» на должность руководителя отдела маркетинга.

Приказом работодателя от —.—.—- г. №— истец уволена с указанной должности за прогул 7 и —.—.—- г..

Увольнение истец считает незаконным, поскольку прогул не совершала, 7 и —.—.—- г. отсутствовала на рабочем месте по согласованию с руководством ООО «МБ-Ирбис».

—.—.—- г. истец подала служебную записку на имя генерального директора ООО «МБ-Ирбис» о предоставлении времени отдыха с 12:00 —.—.—- г. и весь день —.—.—- г. за ранее отработанное сверхурочное время. Предоставление времени отдыха было одобрено заместителем генерального директора ФИО5 и отделом кадров, о чем в служебной записке имеется отметка отдела кадров и подпись ФИО5

С —.—.—- г. по —.—.—- г. истец не выходила на работу в связи с болезнью.

—.—.—- г. истцу был предъявлен акт о прогуле, с которым она не согласилась, о чем указала в письменных объяснениях.

С —.—.—- г. истец не выходила на работу в связи с временной нетрудоспособностью.

После окончания лечения —.—.—- г. истец вышла на работу и была ознакомлена с приказом об увольнении за прогул.

Истец просила восстановить её на работе в ООО «МБ-Ирбис» в должности руководителя отдела маркетинга, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула, взыскать компенсацию морального вреда, причиненного нарушением трудовых прав, в размере 30000 рублей и возместить расходы на оплату услуг представителя в размере 20000 рублей.

В ходе рассмотрения дела истец заявила об увеличении расходов на представителя до 52 000 рублей, также просила возместить судебные издержки, связанные с нотариальным осмотром доказательств в виде переписке в телефоне, в размере 12 140 рублей (л.д. 86).

Истец с представителем поддержали исковые требования, ссылались, в том числе на то, что ответчик под выдуманным предлогом уволил истца, поскольку истец была беременна и законным способом отстранить истца от работы не представлялось возможным.

Представитель ответчика исковые требования не признал. Пояснил суду, что на время рассмотрения спора на должность руководителя отдела маркетинга новый сотрудник не принят.

Помощник прокурора Ново-Савиновского районного суда … … Республики Татарстан ФИО3 в заключении полагала, что основания для восстановления истца в прежней должности имеются.

Выслушав пояснения сторон, заключение прокурора, изучив материалы дела, суд пришел к следующему.

Согласно пп. «а» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, в том числе прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня).

В статье 394 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

В силу статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии с пунктом 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №— от —.—.—- г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Судом установлено и из материалов дела следует, что с —.—.—- г. истец на основании трудового договора от —.—.—- г. №— и приказа о приеме на работу работала в ООО «МБ-Ирбис» в должности руководителя отдела маркетинга.

В соответствии с трудовым договором истцу был установлен пятидневный режим рабочего времени с понедельника по пятницу, начало рабочего дня в 8:00, окончание рабочего дня в 17:00, с перерывом для отдыха и питания с 12:00 до 13:00 (пункт 4.1).

Приказом от —.—.—- г. №— истец уволена —.—.—- г., трудовой договор с ней расторгнут за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей — прогул (пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации).

Основанием для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения явились акт об отсутствии на рабочем месте от —.—.—- г., акт об отсутствии на рабочем месте от —.—.—- г., объяснительные ФИО1 по факту отсутствия на рабочем месте от —.—.—- г., служебная записка заместителя генерального директора ФИО5, служебная записка специалиста по кадрам ФИО4

Согласно акту об отсутствии на рабочем месте, составленного заместителем генерального директора ООО «МБ-Ирбис» ФИО5, им установлено, что руководитель отдела маркетинга ФИО1 —.—.—- г. с 12:36 до 17:00 отсутствовала на рабочем месте (л.д. 33). В данном акте истец указала «не согласна, так как имеется служебка, подписанная отделом кадров, заместителем генерального директора».

Согласно письменным объяснениям ФИО1 она на —.—.—- г. с 12:00 оформила выходной день в счет ранее переработанного времени, она составила служебную записку, которая была подписана заместителем генерального директора ФИО5 (л.д. 34).

Согласно акту об отсутствии на рабочем месте, составленного заместителем генерального директора ООО «МБ-Ирбис» ФИО5, им установлено, что руководитель отдела маркетинга ФИО1 —.—.—- г. с 8:00 до 17:00 отсутствовала на рабочем месте (л.д. 35). В данном акте истец указала «не согласна, так как имеется служебная записка на —.—.—- г., подписанная заместителем генерального директора».

Согласно письменным объяснениям ФИО1 она на —.—.—- г. оформила выходной день в счет ранее переработанного времени, она составила служебную записку, которая была подписана заместителем генерального директора ФИО5 (л.д. 36).

Таким образом, исходя из актов об отсутствии на рабочем месте, ответчик вменил истцу прогул с 12:36 до 17:00 —.—.—- г. и прогул с 8:00 до 17:00 —.—.—- г..

Установлено, что истец написала на имя генерального директора ООО «МБ-Ирбис» служебную записку от —.—.—- г. о предоставлении дня отдыха с 12:00 —.—.—- г. и весь день —.—.—- г. за ранее переработанное время. На служебной записке имеется резолюция «ОК» и подпись ФИО5 (л.д. 12).

Обосновывая исковые требования, истец ссылалась на то, что после обеда —.—.—- г. и весь день —.—.—- г. она действительно отсутствовала на рабочем месте, однако это было сделано с разрешения заместителя генерального директора ООО «МБ-Ирбис» ФИО5, к которому истец по должностной инструкции непосредственно подчиняется. ФИО5 согласовал истцу отсутствие на рабочем месте после обеда —.—.—- г. и —.—.—- г., о чём поставил резолюцию в служебной записке истца и что подтвердил в ходе переписки истцом в телефоне. Тем самым, по мнению истца, она отсутствовала на рабочем месте по согласования с руководством ООО «МБ-Ирбис», прогул не совершала.

Довод истца о том, что она по должности руководителя отдела маркетинга ООО «МБ-Ирбис» подчиняется непосредственно заместителю генерального директора и генеральному директору подтверждается пунктом 1.3 должностной инструкции руководителя отдела маркетинга ООО «МБ-Ирбис» (л.д. 20).

Судом установлено и нотариально удостоверенным протоколом осмотра доказательств от —.—.—- г. подтверждается, что —.—.—- г. в 12:31 истец в ходе переписки с ФИО5 в телефоне в приложении «WhatsApp» написала ему «сегодня у меня выходной», на что ФИО5 —.—.—- г. в 12:32 написал истцу «Это да, но мы договорились, что ты приносишь документ, от которого зависят наши дальнейшие действия» (л.д. 93 оборот).

Стало быть, исходя из переписки, ФИО5 признавал, что —.—.—- г. у истца нерабочий день.

Истцом представлены копии написанных ею служебных записок от —.—.—- г., от —.—.—- г. на имя генерального директора ООО «МБ-Ирбис», в которых истец просила предоставить дни отдыха за ранее отработанное время. На представленных истцом копиях служебных записок имеются резолюции только заместителя генерального директора ФИО5 (л.д. 21, 22).

Это указывает на то, что в ООО «МБ-Ирбис» сложилась практика, согласно которой руководитель отдела маркетинга ФИО1 предоставление дополнительных дней отдыха за переработанное время согласовывала с заместителем генерального директора ФИО5

Стало быть, исходя из сложившейся в ООО «МБ-Ирбис» практики, учитывая, что непосредственным руководителем ФИО1 был заместитель генерального директора ФИО5, он завизировал служебную записку истца о предоставлении ей дней отдыха с 12:00 —.—.—- г. и —.—.—- г., в ходе переписки с истцом в телефоне подтвердил, что —.—.—- г. является для неё выходным днем, то суд находит установленным и доказанным, что истец согласовала с работодателем предоставление ей дней отдыха с 12:00 —.—.—- г. и —.—.—- г., в связи с чем ответчик необоснованно вменил истцу прогулы 7 и —.—.—- г. и необоснованно привлек истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, поскольку прогулов истец не совершала, отсутствие на рабочем месте с 12:36 —.—.—- г. и —.—.—- г. было осуществлено с согласия работодателя.

Кроме того, суд считает необходимым обратить внимание на следующее.

С точки зрения трудового законодательства под прогулом понимается отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Как указано выше, по трудовому договору рабочее время истца начинается с 8:00, затем с 12:00 до 13:00 – перерыв для отдыха и питания, затем рабочее время продолжается до 17:00.

Как следует из акта об отсутствии на рабочем месте и позиции представителя ответчика в судебном заседании, отсутствие истца на рабочем месте с 12:36 до 17:00 —.—.—- г. ответчик считает прогулом.

Между тем, по трудовому договору с 12:00 до 13:00 – у истца время отдыха и питания, в это время она не обязана находиться на рабочем месте.

Отсутствие на рабочем месте с 13:00 до 17:00 не образует прогул, поскольку прогулом является отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд, а отсутствие на рабочем месте без уважительных причин ровно четыре часа подряд с точки зрения трудового законодательства не является прогулом.

Стало быть, ответчик необоснованно посчитал отсутствие истца на рабочем месте с 12:36 до 17:00 —.—.—- г. прогулом, поскольку с 12:36 до 13:00 истец не обязана была находиться на рабочем месте (перерыв для отдыха и питания), а отсутствие на рабочем месте с 13:00 до 17:00 не является прогулом, поскольку не является отсутствием на рабочем месте более 4 часов подряд.

Кроме того, в приказе ООО «МБ-Ирбис» от —.—.—- г. №— об увольнении истца за прогул не указывается когда был совершен прогул, что, безусловно, является нарушением требований трудового законодательства, так как не приведены данные совершенного нарушения трудовой дисциплины, за которые истец была уволена.

Согласно пункту 53 Постановления Пленума Российской Федерации от —.—.—- г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Из материалов дела следует, что на время отсутствия на рабочем месте 7 и —.—.—- г. истец была беременна (л.д. 79). Ответчиком не представлено доказательств, что отсутствие истца на рабочем месте после обеда —.—.—- г. и —.—.—- г. повлекло для ответчика неблагоприятные последствия. При таких обстоятельствах суд полагает, что ответчик без достаточных оснований применил к работнику крайнюю меру дисциплинарного воздействия — увольнение.

С учетом изложенного суд пришел к выводу о том, что приказ о прекращении (расторжении) трудового договора от —.—.—- г. №— является незаконным, а истец подлежит восстановлению на работе.

На основании статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с незаконным увольнением истец подлежит восстановлению на работе со дня, следующего за днём увольнения, то есть с —.—.—- г., с выплатой среднего заработка за время вынужденного прогула.

Согласно пункту 9 «Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от —.—.—- г. N 922, при определении среднего заработка используется средний дневной заработок. Средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате.

Согласно пояснениям представителя ответчика, что также не оспаривается истцом, средний дневной заработок истца составил 1394 рубля 84 коп.

За период вынужденного прогула с —.—.—- г. по —.—.—- г. прошло 54 рабочих дня.

Размер заработной платы за время вынужденного прогула составляет 75 321 рубль 36 копеек (1394 рубля 84 коп. x 54 дня).

В судебном заседании установлен факт нарушения ответчиком трудовых прав истца, выразившийся в незаконном увольнении. Учитывая конкретные обстоятельства дела, степень вины ответчика, степень физических и нравственных страданий истца, суд находит разумным и справедливым взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 7000 рублей.

Довод представителя ответчика о том, что по правилам внутреннего трудового распорядка в ООО «МБ-Ирбис» установлен порядок согласования и оформления дополнительных дней отдыха, согласно которому окончательное решение о предоставление дней отдыха принимается генеральным директором общества не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска, поскольку отсутствуют доказательства, что истца ознакомили с указанной редакцией правил внутреннего трудового распорядка.

Довод представителя ответчика о том, что истец 7 и —.—.—- г. совершила прогул суд отклоняет, поскольку согласно материалам дела истец согласовала отсутствие на рабочем месте после обеда —.—.—- г. и —.—.—- г. со своим непосредственным руководителем – заместителем генерального директора ФИО5, который завизировал служебную записку истца о предоставлении дней отдыха с 12:00 —.—.—- г. и —.—.—- г., поставив резолюцию «ОК» и подпись (л.д. 12). В переписке с истцом в телефоне ФИО5 соглашался с истцом, что —.—.—- г. было для неё выходным днем. Кроме того, отсутствие истца на рабочем месте с 13:00 до 17:00 —.—.—- г. в принципе не может считаться прогулом, поскольку не является отсутствием на рабочем месте более 4 часов подряд, а необходимость присутствия истца на рабочем месте с 12:00 до 13:00 отсутствовала, так как по трудовому договору это время для отдыха и питания.

В силу статьи 396 Трудового кодекса Российской Федерации и статьи 211 Трудового кодекса Российской Федерации решение суда в части восстановления истца на работе подлежит немедленному исполнению.

Поскольку истец обратилась в суд с требованием о защите нарушенных трудовых прав, а по такого рода требованиям истцы освобождены от уплаты государственной пошлины, то на основании части 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина пропорционально размеру удовлетворенных требований взыскивается с ответчика в доход бюджета.

Истцом заявлено о взыскании с ответчика 52 000 рублей в возмещение расходов на представителя и 12 140 рублей в возмещение расходов на оплату услуг нотариуса по осмотру доказательств в виде переписки истца с ФИО5

В подтверждение указанного истцом представлены квитанции на оплату услуг адвоката ФИО6 на 40 000 рублей, договор с индивидуальным предпринимателем ФИО7 от —.—.—- г., квитанция к приходному кассовому ордеру на оплату ИП ФИО7 12000 рублей, кассовый чек на оплату 12 140 рублей за услуги нотариуса.

Согласно части 1 статьи 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Состав судебных издержек определен в статье 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии с названной нормой к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе, расходы на оплату услуг представителей, другие признанные судом необходимыми расходы.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно пункту 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от —.—.—- г. №— «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Принимая во внимание правовую и фактическую сложность дела, количество и продолжительность судебных заседаний, участие в которых принимали представители истца, объём оказанных представителями истца юридических услуг по данному делу, суд пришел к выводу о том, что разумной и обоснованной суммой возмещения расходов на представителя будет являться 20 000 рублей.

Расходы на оплату услуг нотариуса по нотариальному заверению доказательств являются судебными издержками истца, составленный нотариусом протокол осмотра доказательств был принят судом в качестве доказательства дела, оценен при вынесении решения, в связи с чем данные судебные издержки подлежат возмещению.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

 

исковые требования Ивановой Еленой Николаевны к обществу с ограниченной ответственностью «МБ-Ирбис» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Восстановить Иванову Елену Николаевну на работе в обществе с ограниченной ответственностью «МБ-Ирбис» с —.—.—- г. в прежней должности руководителя отдела маркетинга.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «МБ-Ирбис» в пользу ФИО1 средний заработок за время вынужденного прогула за период с —.—.—- г. по —.—.—- г. в размере 75 321 рубль 36 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 7000 рублей, 12 140 рублей в возмещение судебных издержек, 20 000 рублей в возмещение расходов на представителя.

Решение в части восстановления ФИО1 на работе подлежит немедленному исполнению.

В удовлетворении требования о взыскании компенсации морального вреда в размере, превышающем 7000 рублей, отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «МБ-Ирбис» в доход бюджета муниципального образования … … 2459 рублей 64 копейки госпошлины.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Татарстан через Ново-Савиновский районный суд … … в течение одного месяца со дня принятия мотивированного решения.

Судья Шамгунов А.И.

2 апреля 2020